Напишите нам

Откуда о нас узнали:

Услуги потокового ввода: есть ли перспектива?  

CRN №4 (30), 20 сентября 2005 года, Автор: Наталия Лазарева

Под потоковым (или массовым) вводом обычно понимают наполнение электронных архивов: совокупность операций сканирования, индексации, создания электронных ресурсов из образов документов разного типа. Выполнение этих операций с существующим физическим архивом (документы, собрание библиотеки или музея) называется ретроконверсией. Есть ли возможность построить на этом бизнес?

Что мы имеем сейчас

Пока услугами в области потокового ввода занимается лишь несколько довольно крупных фирм, в частности ABBYY, «Крок», «Ной Хаус Групп», «Пирит», «Электронный архив». На весенней конференции Docflow представила свои услуги по созданию и наполнению архивов и компания Xerox. В других странах она давно ведет этот бизнес, теперь очередь дошла и до нашей страны. По словам представителей Xerox, несколько контрактов такого рода уже выполняются.

Однако число фирм, предлагающих услуги ввода, постепенно будет увеличиваться, в том числе за счет компаний, ранее специализировавшихся на продаже техники. Ведь этот бизнес связан с применением сканеров (Fujitsu, Canon, Kodak, «Электронный архив» и др.), систем хранения данных, ПО для распознавания (ABBYY, Cognitive Technologies, Kofax и др.) и систем документооборота. Неудивительно, что об услугах по вводу документов подумывают и крупные системные интеграторы, в частности холдинг ЛАНИТ.

Не первый год предоставляет эти услуги корпорация «Электронный архив». Только за 2004 г. выполнено 84 проекта, как крупных — миллионы листов А4, так и скромных — начиная от десятков тысяч листов. Представители компании подчеркивают, что могут сканировать практически любое число документов, поскольку мощность ее центра ретроконверсии — 3 млн. документов в месяц.

С точки зрения вице-президента корпорации «Электронный архив» Дмитрия Щербачева, в России рынка услуг потокового ввода пока нет, и сформируется ли он, еще неясно. В связи с этим изменения в партнерской политике фирмы, предпринятые несколько месяцев назад, в большей мере ориентированы на использование партнеров как агентов по поиску заказов.

Очевидно, что для обеспечения рентабельности услуг потокового ввода компания должна иметь дело с большими объемами. Тогда окупятся и дорогая техника, и исполнители, часть из которых должна обладать достаточно высокой квалификацией, и менеджмент, поскольку организация процесса ввода прямо влияет на прибыльность. Достаточно крупные массивы документов пока есть лишь у крупнейших компаний и организаций, и именно для них выполняются основные заказы.

Создание электронных архивов тесно связано с системами документооборота. Архивы могут быть их частью, а могут быть и вполне независимым проектом. Развитие рынка архивирования и потокового ввода документов стимулируется, в частности, развитием розничных услуг в банковском секторе, распространением САПР на промышленных предприятиях, в КБ и проектных организациях, а также накоплением в управленческих системах электронных документов, часто не имеющих бумажных аналогов.

Кроме того, все чаще требуется систематический ввод разного рода стандартной информации: прием платежей, выдача экспресс-кредитов, оформление пластиковых карт. Все больше организаций, от библиотек до геологической службы, приходят к мысли, что они могут торговать своей информацией, и весьма прибыльно.

Пока это тормозится отсутствием норм работы с электронными документами, в том числе правил их хранения и передачи в государственные архивы. Но компании уже не могут ждать: иногда их стимулируют требования заказчиков (как в случае с электронными руководствами на сложные изделия, поставляемые за границу), а в основном их собственные бизнес-процессы требуют наведения порядка в бумагах.

Директор по корпоративным проектам компании ABBYY Юрий Корюкин считает, что повсеместное внедрение электронных архивов и систем документооборота увеличивает потребность в обработке уже существующих огромных бумажных масс и потока вновь возникающих документов. Ряд компаний, отмечает он, уже готовы отдавать работы по вводу бумажных документов на сторону и только потом принимать решение — автоматизировать ввод документов «внутри» фирмы или нет. Юрий Корюкин полагает, что менталитет заказчиков постепенно меняется: с одной стороны, приходит понимание, что ввод данных и документов — это отдельная и довольно серьезная задача, с другой стороны, они все чаще осознают, что передать ее профессионалам удобнее и выгоднее — обычно после того, как попробуют делать это силами своих сотрудников.

Рынок услуг потокового ввода развивается, и игроков будет все больше, считает Андрей Петров, менеджер по продуктам Fujitsu компании «Ной Хаус Групп».

Потоковый ввод как услуга

В подавляющем большинстве случаев потоковый ввод и наполнение архивов пока предлагаются как часть решения. Чтобы выводить их на рынок как услугу, нужно либо обеспечить массовость, либо приобрести экспертизу, незаменимую при обработке материалов какого-то особого класса. Юрий Корюкин подчеркивает: «Когда мы говорим об услуге, то имеем в виду некую деятельность, не сохраняемую для заказчика и неотделимую от источника, эту услугу оказывающего».

До структурирования этого рынка еще очень далеко, и даже разработчики ПО иногда занимаются «не своим делом». Например, хотя ABBYY — прежде всего разработчик ПО, но в ее арсенале есть ресурсы для оказания услуг. Уже несколько лет фирма автоматизирует регистрацию посетителей на различных выставках и форумах, создавая базы данных. Специалисты ABBYY вместе с партнерами — системными интеграторами — участвуют во многих проектах по автоматизации документооборота. Но ситуация меняется. По словам Андрея Петрова, в его компании до недавнего времени к потоковому вводу тоже подходили как к проекту, внедряемому у заказчика, и только в последний год начали рассматривать его как услугу.

Нет полного разделения труда и в корпорации «Электронный архив»: она имеет собственный центр ретроконверсии (поточное производство по массовому вводу документов) и, кроме того, участвует во многих проектах по автоматизации совместно с крупнейшими российскими интеграторами, внедряет свои системы массового ввода и поставляет технику.

«Передача технологии по потоковому вводу для нас всегда проект, — поясняет Щербачев. — Ведь цель заказчика — получить некий электронный информационный ресурс и с помощью системы доступа применять его на рабочих местах. Есть также текущие поступления, которые тоже нужно своевременно вносить. Технологии, которые при этом используются, далеко не «коробочные»: они требуют настройки на определенный тип документов, но основное — это организация процесса».

Какими могут быть услуги

Самый простой и яркий пример привел Василий Постников, руководитель направления массового ввода Cognitive Technologies. В 90-х годах в Германии появились компании, которые выезжали на автобусе с техникой и специалистами в небольшие городки, где к автобусу буквально мешками начинали нести различные документы. Все это, естественно, происходило в силу определенной государственной политики, предполагающей, что каждый документ должен иметь электронное воплощение. У нас, с его точки зрения, такая картина невозможна, так как компании достаточно закрыты. Но себе в офис подобного мобильного оцифровщика пригласить все же могут. Именно так поступают предприятия бывшего ВПК, жестко связанные режимом секретности.

«Электронный архив» использует мобильные группы, с помощью которых выполняются работы по России и в других странах. Группа специалистов компании, а также сама система сканирования доставляется в офис заказчика. Документы сканируют, образы записываются на носитель, а базы данных создаются уже в Москве и высылаются заказчику в виде набора дисков (возможна и пересылка по сети с соответствующей защитой). Как рассказал Дмитрий Щербачев, в компании обсуждалась идея создания в регионах сервисных бюро массового ввода (принадлежащих самой корпорации), куда бы местные компании обращались для оцифровки документов, но она заглохла — пока вполне хватает мобильных групп.

Классическим примером рынка услуг по потоковому вводу можно считать сеть компании Kodak: любое юридическое лицо может купить оборудование, обучить сотрудников и вводить по заказам клиентов фотографии, создавая для них домашние базы данных.

С рынком ввода документов подобного не происходит. Вследствие закрытости, иногда режима секретности и отсутствия государственной политики в этой сфере рынок пока слишком узок. Тем более что «фабрика ретроконверсии» компании «Электронный архив» значительную часть работ берет на себя. «Вы монополист?» — задали мы вопрос Дмитрию Щербачеву. «Не в этом дело, — ответил он, — есть такие области, где для покрытия буквально всех потребностей в сущности достаточно одной крупной компании».

Достаточно ли одного воина в поле?

В ряде компаний считают, что это заблуждение и что при правильном ценообразовании рынок вполне мог бы сформироваться быстрее. Прайс-лист корпорации «Электронный архив» составляет 21 страницу. При этом если какая-то компания в регионе заинтересована оказать услугу по потоковому вводу на основе технологии корпорации, то, признается Дмитрий Щербачев, им настоятельно советуют объявлять «цены, которые рекомендуем мы, причем наши специалисты должны участвовать в оказании услуги, но упоминать об этом мы не собираемся».

Андрей Петров согласен, что ценообразование на данные услуги достаточно сложное, да и прайс-лист немаленький, но если большая компания с серьезной клиентской базой станет диктовать цены, то о развитии рынка услуг говорить будет трудно. В то же время он считает, что компании-разработчики могли бы и расширить отделы по оказанию услуг потокового ввода, заняться поиском клиентов, формировать партнерскую сеть. Но пока этим не занимаются.

Возможно, сейчас для потокового ввода в России разумно сделать исключение из правил, обычно практикуемых поставщиками ПО. Причем именно для разработчиков специализированного ПО это имело бы смысл, поскольку содействовало бы росту спроса на их собственные продукты. Партнеры у этих компаний есть, но их мало, и доверять им свою технологию разработчики опасаются. Да и партнеры не уверены — стоит ли браться? Возможно, это связано не столько с «политическими» соображениями, сколько с «сыростью» самой технологии: ее очень трудно и «отдать», и «взять».

И все-таки генеральный директор «ABBYY Россия» Григорий Липич надеется, что его компания сумеет воспитать «партнерскую смену» в области услуг по потоковому вводу. По его словам, в Германии и в Индии ABBYY уже оказывает поддержку сервис-бюро по потоковому вводу документов, в России же спроса для формирования сети таких бюро, пока нет, но он наверняка возникнет.

Что впереди?

Пока нет устойчивого и достаточно массового спроса, мало кто решается рисковать. Практически все названные выше компании сообщают, что у них есть партнерская сеть, но партнеры, как правило, лишь участвуют с ними в проектах, выполняя какую-либо отдельную функцию. Мало кто решается купить «железо» и ПО, а затем предлагать свои услуги. Во всяком случае, о таких партнерах рассказали только в компании «Пирит». Но, как подчеркивает заместитель генерального директора «Пирит» Елена Озерная, в любом случае требуется хорошо обученный штат, а насколько услуга будет востребована рынком, никто точно определить не может.

На сайте компании «Пирит» помещена анкета, призванная выявить, насколько клиенты заинтересованы в услугах по сканированию. Ответов пока немного, но уже ясно, что эта услуга нужна, и не просто сканирование и распознавание, а еще хотя бы индексация. А для этого уже нужен обученный персонал.

В бизнесе компании «Ной Хаус Групп» доля услуг по потоковому вводу составляет 1%, причем есть несколько партнеров в Москве, которые, используя арендованное оборудование и технологии «Ной Хаус», выезжают к клиентам. Андрей Петров очень надеется, что этот бизнес будет расти.

Компания «Крок» использует в ряде крупных проектов собственные сканеры и технологии, но партнеров не имеет.

Дмитрий Щербачев поясняет, что третьи компании вполне могут оказывать услуги, связанные с потоковым вводом, — по сброшюровке и разброшюровке документов, по оформлению и финансовым расчетам и др.

А насколько оказание услуг потокового ввода может быть выгодно партнеру? Крупные заказы, где требуется ввести несколько миллионов документов, можно назвать действительно «высокомаржинальными», более мелкие привлекательны возможностью оперативно выполнять их в большом количестве в самых разных отраслях.

Если бы сеть бюро потокового ввода документов была развернута в каждом городке (как, например, фотолаборатории), эти услуги стали бы малоприбыльными. Но быстрое «размножение» фотолабораторий стало возможно только после того, как технологический процесс стал предельно автоматизированным, не требующим особой квалификации. Потоковый ввод стандартных офисных документов довольно близок к этому состоянию, но ввод более сложных данных (чертежей, калек, рукописных карточек и форм) продолжает оставаться в определенной мере «искусством».

Как предполагают руководители некоторых компаний, сегмент услуг потокового ввода растет на 20—30% в год. Оценить же его объем в абсолютных цифрах — деньгах, количестве документов или как-то еще — никто не решается. Что неудивительно, поскольку и сами заказчики еще только начинают подсчитывать, чего и сколько им нужно перевести в архив.

Говоря о перспективах этого сегмента рынка, его участники высказывают явный оптимизм, но, как всегда, при условии экономической стабильности в стране. В случае принятия каких-либо нормативных документов по организации электронных архивов возможен резкий рост спроса и на оборудование, и на услуги. Не похоже, однако, чтобы такие решения были приняты на государственном уровне в ближайшее время.

Кто же мог бы заняться оказанием услуг потокового ввода: специализированные компании, в том числе региональные, соответствующие подразделения интеграторских компаний, передвижные центры потокового ввода? Или нас ждет что-либо иное? Это тоже зависит от отношения государства к такой деятельности. Ведь в основном документы носят конфиденциальный характер, их передача третьим лицам подразумевает определенные юридические обязательства, в частности сертификацию или лицензирование поставщиков услуг.